Криминал

Адвокат Бабаева: «Семью выжигают каленым железом»


Интервью с Николаем Сухомлиновым о самом крупном деле ушедшего года

Адвокат Бабаева: «Семью выжигают каленым железом»

Сухомлинов уверен, что дела всё же дойдут до судов

Дело аксайских рынков стало одним из громких событий года, которое коснулось не только семьи бизнесменов Бабаевых, но и тысяч работавших на их площадках предпринимателей. Уголовные дела заведены не только на членов семьи, но и на приближенных к ним чиновников, бизнесменов, силовиков. Адвокат Эдуарда Бабаева — старшего сына главы клана — подвел итоги года преследования семьи в интервью 161.RU.

— Что по вашему самое странное в этом деле?

— Оказывается нет ничего невозможного, при большом желании и ресурсе возможно всё, что угодно. Здесь на самом деле несколько параллельных тем. Это, собственно говоря, кроме семьи Бабаевых, масса людей, которые были трудоустроены, строили планы, брали кредиты, слушали речи по телевизору. Это очень болезненная составляющая для людей и, как оказалось, что она особенно никого и не беспокоит сейчас. Есть целое направление прокурорского надзора — защита предпринимательства, но в этой истории оказывается что нужно, чтобы прокуратура выступила основным двигателем по ликвидации этих торговых площадей — лишению людей к средствам существования.

— На ваш взгляд, почему громкие аресты произошли именно в прошлом году и почему о Бабаевых вспомнили спустя столько лет?

— Вторая история — это история этих людей — семьи Бабаевых. На них уже давно был «положен глаз». У них проводились налоговые проверки, пытались их примерить то к незаконной миграции, то еще к чему-то. Они, в принципе-то, жили в определенном напряжении, но то, что произошло — это было действительно падение метеорита. Они полностью дезориентированы и не понимают вообще кого они обокрали или обидели. Кому перешли дорогу, они, наверное, знают. Нельзя, было в рамках законодательства это предвидеть, предугадать, что это вообще возможно. Они, в принципе, все с высшим образованием люди и понимали, что раз по закону это невозможно, то не может случиться. Будут какие-то уголовные дела возможно там, но может где-то недоплатили налоги, недоимки значит заплатят.

— Частые аресты, изымание земли, уголовные дела — это показное или все идет в рамках закона?

— Это совершенно удивительная история. То, насколько жестко расследуется уголовное дело… Есть всегда какая-то целесообразность применения насилия государством. Государство оно, в принципе, не может без того, чтобы наказывать преступников, защищать какую-то территорию. Есть определенные элементы, которые характеризуют государство. Эти элементы насилия даже узаконены, но конкретно в этом деле, не касаясь детей Бабаевых, там масса людей достаточно возрастных. Этой истории больше 20 лет, а эти старики, которым по 70 лет — они сидят под стражей там с инсультами, болезнями сердца, гипертониями. Это для меня тоже, если честно, неприятное удивление.

— Как сейчас проходит следствие? Будет ли предъявлено вашему подзащитному в итоге обвинение?

— Я думаю, что так или иначе, если так будет продолжаться, то это дело, наверное, поступит в суд. И тогда в суде в открытой борьбе с процессуальными оппонентами мы будем пытаться объяснить свою позицию, почему она имеет право быть. На следствии делать это сложно, потому что у нас следствие закрыто. Это не только российская тенденция, в принципе. Предварительное следствие у нас достаточно закрытое и мы на самом деле не видим, действительно, всего того объема доказательств, который существует. И понятно это уже будет как-то их оценивать и судить не просто о том, что есть они или нет на слово верить. А объективно говорить о том, что, к примеру, вот это субъективно оценено.

— Что думают сами Бабаевы? Они понимают за что их арестовали?

— На самом деле, если были бы предъявлены какие-то доказательства…. Ведь даже на последнем продлении Эдуард Бабаев в своей речи сказал, что не понимает. Он сказал: «Если бы мы понимали в чем нас обвиняют, если бы нам объяснили на русском, доступном всем языке, в чем наши нарушения, тогда если бы это были какие-то очевидные вещи, то нам было бы понятно.

На самом деле обычно так это и происходит. Если ты в чем-то виноват, тебе легче с этим согласиться и признать, если это действительно так. Ну, а когда тебе не говорят, собственно, или говорят так, что это достаточно спорно, то тогда, наверное, это не совсем людям понятно, которым предъявляют что-то.

— Как вы оцениваете действия силовиков?

— Какие-то бывают высокие вещи, которые мы недопонимаем для чего делаются, но по большому счету очевидно всем, что даже перенос этих рынков неудобен людям. Если проблема была в юридическом оформлении этих всех вопросов, то есть суд, где это всё можно обсуждать. Если проблема в том, что неправильно где-то там какая-то торговля идет — остановите торговлю, есть у нас возможность приостановить действие и оформить всё, как положено, устранить недостатки. Их выжигают каленым железом.

Просто такой подход, как-будто там реально супер-преступники… На самом деле — это обычные люди, которые всю жизнь пытались быть предприимчивыми, зарабатывать какие-то деньги, вот и всё, на разных стадиях. Где-то что-то могли возникать, конечно, какие-то вопросы, но они могли решаться в правовом поле и цивилизованно.

Источник статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»