Недвижимость

Чья земля?


За оборотом земель сельхозназначения в Ростовской области следит пять организаций. Тем не менее, в регионе фиксируются сотни случаев, когда на местах полей годами располагаются пустыри, а вместо садов растут коттеджи. Почему побороть нарушения закона пока

Чья земля?

» width=

За оборотом земель сельхозназначения в Ростовской области следит пять организаций. Тем не менее, в регионе фиксируются сотни случаев, когда на местах полей годами располагаются пустыри, а вместо садов растут коттеджи. Почему побороть нарушения закона пока не удается, обсуждали участники координационного совещания в прокуратуре РО.

«Очень хорошо, что вы подняли этот вопрос. Сегодня 200 тысяч га земли, пригодной для земледелия, находится неизвестно где. И это, наверное, уже слишком», – замечает замгубернатора РО Дживан Вартанян.

И обсудить действительно есть что. Только прокурорские проверки того, как на местах распоряжаются землей, выявили 1,7 тысячи нарушений. Местные власти игнорируют правила проведения торгов, допускают нецелевое использование земель, закрывают глаза на самовольное их занятие. Начальник отдела по надзору за исполнением законодательства в сфере экономики, управления по надзору за исполнением федерального законодательства прокуратуры РО Игорь Жильцов приводит пример за примером.

«В Неклиновском районе участок сельхозугодий 510 га передан организации «Межрегионсбыт» для добычи песка. По этому факту подготовлен и направлен иск, он удовлетворен», – рассказывает докладчик.

При этом как минимум недоработки, а максимум – попустительство со стороны других надзорных ведомств. Игорь Жильцов называет недостаточной работу ОВД: за пять месяцев отделы БЭП выявили лишь 43 преступления в этой сфере – число явно не соответствует реальному положению дел. Есть чем похвастаться, правда, не в самом лучшем смысле этого слова, и Роснедвижимости.

«В Мясниковском районе мы получили отчет по итогам проверки земельного участка гражданки Мовсесян. Как было указано в документе, проверка проводилась в присутствии лично землевладельца. Но после выяснилось, что гражданка Мовсесян умерла еще в июне 2008 года», – говорит Игорь Жильцов. Сотрудник, проводивший этот «спиритический сеанс», уволен.

«У нас сегодня прокуратура – как пожарная команда. Полностью отсутствует взаимодействие Россельхознадзора, Роснедвижимости, МВД, ФСБ. Никакого обмена информацией. И спрашивать с этих служб мы тоже по сути не имеем права, потому что мы сами не владеем информацией», – подводит итог сказанного прокурор Ростовской области Валерий Кузнецов.

Вместе с тем несогласованность действий пяти структур, которые отслеживают соблюдение законодательства об обороте земель сельхозназначения – далеко не единственная причина сложившейся ситуации. Земля еще долго будет находиться в центре внимания, говорит замначальника УФСБ по РО Василий Чоп.

«Катализатор большей части негативных процессов – это коррупция, и именно на нее стоит обратить главное внимание, на борьбу с ней нужно направлять основные усилия. Хотя при этом стоит отдавать отчет, что определенное влияние оказывает сама ситуация в экономике. Дорогие энергоносители, постоянно растущее в цене топливо и другие обязательные элементы жизни и деятельности зачастую толкают жителей села на обход законодательных норм», – отмечает представитель ФСБ.

Многое зависит и от позиции федерального центра в тех или иных вопросах, а также от существующего законодательства. Это в собой мере касается процесса передачи в муниципальную собственность невостребованных долей. Министр сельского хозяйства Ростовской области Игорь Кузнецов говорит, что эта работа неудовлетворительно ведется в 10 районах. Как итог – земли пустуют, выпадают не только из работы, но и из поля зрения властей на местах. Однако решить этот вопрос нельзя без совместных усилий.

«Есть ряд объективных причин для этой ситуации. В первую очередь сложность судебной процедуры. Нужно обобщить практику и выработать единый подход к проведению такого рода процессов. Далее – не всегда имеются сведения о собственниках земельных долей, полученных в 90-е. Кроме того, не всегда есть средства на межевание, не установлен законодательный механизм относительно выморочных земельных долей, а их сегодня около 50%», – перечисляет Игорь Кузнецов.

Участники координационного совета приходят к выводу: нужно налаживать совместную работу и обмен информацией. В случае, если планирует проверку одно ведомство, стоит информировать об этом коллег, работающих по землям сельхозназначения в иных структурах. Главное, отмечает Дживан Вартанян, выработать механизм и единый подход к контролю, чтобы вся деятельность шла не в экстренном, а в рабочем порядке. И любой чиновник отдавал себе отчет: если реакции на предупреждения от надзорных органов не будет или же аналогичные нарушения будут продолжаться, его деятельность обязательно заинтересует соответствующие инстанции.

Фото: Фото с сайта Мoscow.mfa.gov.il

Источник статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»