Политика

Экс-сотрудница Первого канала: «Руководству наверняка мало не показалось»


Как устроен эфир вечерних новостей на Первом канале и могла ли антивоенная акция редактора Марины Овсянниковой быть постановкой? Интервью DW с бывшей главой дирекции креативного планирования канала.

Вечером 14 марта редактор Первого канала Марина Овсянникова внезапно появилась в прямом эфире программы «Время» с плакатом, призывающим остановить войну в Украине. Это произошло в тот момент, когда ведущая Екатерина Андреева читала подводку к сюжету о противодействии западным санкциям в отношении России.

Социальные сети бурно отреагировалина акцию Овсянниковой: одни восхищались ее мужеством и называли ее поступок гражданским подвигом, другие усомнились в искренности сотрудницы Первого канала, сочтя ее появление в эфире инсценировкой и утверждая, что
оно было записано заранее.

О том, действительно ли программа «Время» транслируется в прямом эфире, как Марина Овсянникова могла попасть в студию во время выпуска программы и насколько велика вероятность того, что ее акция была постановочной, DW поговорила с Еленой Афанасьевой — бывшим руководителем дирекции креативного планирования Первого канала, основателем Школы Первого канала и автором и ведущей радиопрограммы «Телехранитель» на радиостанции «Эхо Москвы».

DW: В соцсетях активно обсуждают появление Марины Овсянниковой с антивоенным плакатом в эфире вечернего выпуска программы «Время». Одни называют ее поступок гражданским подвигом, другие считают, что это была записанная ранее инсценировка, поскольку программа «Время» якобы не идет в прямом эфире. Как транслируются новости Первого канала?

Елена Афанасьева: Все новости Первого канала транслируются в прямом эфире — в том числе на европейскую часть, то есть, на Москву. Обычно в час дня в прямом эфире выходит первый выпуск программы «Время» на Дальний Восток, потом он повторяется на следующие часовые пояса. За это время делается апгрейд, и в пять часов вечера программа идет на Урал, потом опять апгрейд, а в девять часов — всегда прямой эфир на Москву.

— На какой часовой пояс транслировался тот прямой эфир, в котором появилась Марина Овсянникова?

— Это был выпуск на Москву и на европейскую часть. И те зрители, которые его смотрели, видели все в прямом эфире.

— Какой охват аудитории у вечернего выпуска новостей? Сколько примерно людей могли увидеть этот выпуск?

— Обычно данные измеряет Mediascope (российская компания, занимающаяся медиаисследованиями и мониторингом рекламы и СМИ. — Ред.). Кроме того, у Первого канала есть и свои телефонные исследования. Аудитория программы «Время» измеряется сотнями тысяч, а в пиковые и кризисные ситуации — миллионами телезрителей.

— Во время прямых эфиров есть возможность в случае какой-то непредвиденной ситуации прервать трансляцию и пустить какую-то техническую заставку. Почему 14 марта этого не произошло?

— Обычно в тот момент, когда идут новости, за технические заставки отвечает дирекция информационных программ. Марина Овсянникова находилась в эфире где-то 3-4 секунды, и потом пошел сюжет, который явно должен был выйти на несколько секунд позже — после того, как ведущая прочитала бы к нему подводку. То есть режиссер, который в этот момент находился в аппаратной, то ли сам, то ли по команде включил этот сюжет раньше и перестроил картинку в студии.

— А в студию во время прямого эфира может войти любой сотрудник? Она не охраняется?

— Марина Овсянникова была сотрудницей программы «Время» в бригаде Екатерины Андреевой, поэтому у нее такая возможность была. Студия Первого канала выстроена так, что за спиной у ведущего сидят на рабочих местах новостные бригады, а стол ведущего расположен на небольшом подиуме, там же находятся камеры и плазменный экран. Подиум с двух сторон охраняется, по-моему, полицией — по крайней мере, людьми в форме.

Когда идут новости, естественно, бывает так, что появляется оперативная информация и редактор может принести ее ведущему буквально на листке бумаги. Иногда ведущего нужно загримировать, вытереть пот, принести воду. Охранники всегда знали тех людей, которые могли подойти к ведущему во время эфира. И поскольку Марина работала в этой бригаде, она смогла оказаться в студии в прямом эфире.

— Многие не верят в искренность поступка Марины Овсянниковой, считая ее появление в эфире постановкой, которую якобы инсценировало руководство Первого канала, чтобы смягчить санкции в адрес России. Вы допускаете, что это могла быть постановка?

— Я думаю, что руководству Первого канала мало не показалось. Думаю, что руководителям и канала, и информационной службы досталось от тех, кто занимается информационной политикой в Кремле. Мне эта акция напомнила 19 августа 1991-го года, когда сутки казалось, что беспросветный мрак, ГКЧП, возврат в прошлое — и вдруг в программе «Время» идет репортаж Сергея Медведева от Белого дома.

Потом я брала у Сергея интервью на «Эхе Москвы», и он честно рассказывал, что тогда, с одной стороны, власти и руководство Гостелерадио выполняли все приказы ГКЧП, но одновременно держали как бы немного нос по ветру — а вдруг другая сторона победит — и поэтому пустили в эфир сюжет Медведева.

Сейчас я не вижу какой-то силы, которая бы таким образом противостояла. Думаю, если бы она хотела противостоять, то явно устроила бы не этот странный перформанс, а сделала бы это как-то более изобретательно. Но точно не с женщиной, матерью двоих детей, которая вдруг ворвалась в студию с написанным от руки плакатом. Поэтому я в постановку не верю.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»