Всё о коронавирусе

«Я как в аду горю»: как переживают самоизоляцию особенные дети ростовчан


Для детей с расстройствами психического развития общение вживую — часть терапии

«Я как в аду горю»: как переживают самоизоляцию особенные дети ростовчан

Дети с психическими расстройствами сложнее других воспринимают дефицит живого общения на самоизоляции

За месяц режима самоизоляции ростовчане придумали много способов не скучать: флешмобы, онлайн-квизы, киберфутбол позволяют сидеть дома и не чувствовать себя оторванным от общества. Но для некоторых живое общение — часть терапии. Ростовчане с детьми с аутическими расстройствами рассказали порталу 161.RU о том, как в их семьях переносят самоизоляцию и что самое сложное в социализации на удаленке.

«Панически переживает, что заболеет, но хочет в школу»


У Галины двое сыновей. Младшему, Артему, сейчас 13 лет. Явные отклонения родители стали замечать у Артема после года — ребенок не проявлял интереса к сверстникам, мог часами кататься на горке или на качелях. До 11 лет врачи упорно ставили мальчику задержку развития, но Артем пошел в обычную школу — нужна была социализация. И только после четвертого класса врач поставил ребенку расстройство аутистического спектра.

С середины пятого класса Артем частично ушел на домашнее обучение: какие-то предметы изучал один на один с учителем в школе, на некоторые ходил вместе со всем классом. Участвовал по мере возможностей в школьных мероприятиях, ездил с одноклассниками на экскурсии. Некоторое время назад он начал посещать подростковую группу в центре помощи семьям с ограниченными возможностями «Содействие». Там дети общались друг с другом и педагогами вживую около двух часов. Сейчас все занятия проходят дистанционно.

— Я оставила работу, занималась только ребенком, мы ходили на различные занятия: и к логопеду, и к психологу, и к психиатру. Все это — помимо школы. Сейчас часть занятий перевели на удаленку, и таким детям, как мой сын, очень тяжело, — говорит Галина.

Сейчас у Артема 3–4 урока в день — вместе с классом, через интернет.

— Сын и так долго раскачивался, но теперь это занимает еще больше времени, чем раньше. Дома ему еще сложнее сосредоточиться, такое ощущение, что он учится весь день от рассвета до заката, а результат нулевой. А когда он видит по видео своих одноклассников, ему очень хочется обсудить что-то с ними, пообщаться, но в это время надо слушать учителя, а перемены, на которой можно как-то повзаимодействовать со своими сверстниками, нет, — объясняет Галина.

Женщина объясняет, что особенные дети не могут спокойно переносить пандемию и ограничения. Артем панически переживает, что может заболеть, все время моет руки, боится выходить даже, чтобы вынести мусор. Но вместе с тем очень хочет в школу.

— Сын говорит: «Не могу сидеть дома, хочу, чтоб это кончилось». По нему видно, что он тревожится, депрессует. Вот он сейчас услышал наш с вами разговор и говорит: «Все это время я как в аду горю», — говорит Галина.

«Не может сказать, но ставит уличные ботинки посреди комнаты»

Ребенку Татьяны чуть больше 2 лет. Пока медики ставят ему задержку развития. На четвертом месяце жизни малыша Татьяна нашла специалиста из того же центра, куда ходит Артем.

— Мне посоветовали врача Ольгу Прокопенко. Мы общались удаленно, и она приезжала к нам домой. Я нашла сначала ее, а потом уже мы стали ходить в центр на занятия, — говорит Татьяна.

Как объясняет женщина, помощь там оказывают не только детям, но и их родителям, чтобы те не оставались один на один с проблемой. С детьми и с родителями проводили групповые занятия. С детьми играли, занимались физическими упражнениями, с родителями проводили встречи с психологом. Сейчас все выглядит по-другому. Групповых занятий для родителей нет. На удаленке занимаются только с детьми, не в группе, а индивидуально: ребенок общается со своим наставником через интернет. Заниматься вместе с другими детьми интереснее, но сейчас выбирать не приходится. По словам Татьяны, занятия и игры со специалистом даже один на один дистанционно гораздо эффективнее игр с родителями.

— Недавно мы готовили с ребенком салат, я бы не обратила на это внимание, но специалист увидел, что ребенок не может дотронуться к определенным продуктам — значит, есть проблемы с сенсорикой. Поэтому участие тьютора в жизни малыша очень важно. Но психологически нам обоим нехорошо, — рассказывает Татьяна.

Она с малышом все же выходит из дома прогуляться: без улицы и общения такому ребенку очень плохо.

— Когда такой ребенок смотрит на детей с обычным поведением, то старается копировать их поведение, больше к ним тянется в развитии. Сейчас мы не ходим на площадку к другим малышам. Ребенок стал очень капризным, нервозным. Пока он не говорит и не может объяснить, что ему нужно к детям на улицу. Он просто берет свои уличные ботиночки и ставит их посередине комнаты, — говорит Татьяна.

Ранее 161.RU писал о том, что как ростовсские школьники соскучились по занятиями в своей школе, и публиковал фоторепортаж из трогательных рисунков на заборе школы № 115, которые дети повесили на заборе закрытого учебного заведения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»