Криминал

Кого сделали крайним в деле о гибели рабочих, крепивших нелегальный баннер на мосту Стачки


Через три месяца у следователей появился обвиняемый

Кого сделали крайним в деле о гибели рабочих, крепивших нелегальный баннер на мосту Стачки

Слева — водитель автовышки, справа — водитель КАМАЗа

Вечером 18 февраля двое рабочих, которые монтировали незаконную рекламу на проспекте Стачки, вылетели из люльки автовышки и упали на железную дорогу под мостом. Оба погибли. Обвиняемый появился в уголовном деле лишь через три месяца. Корреспондент 161.RU Сабина Бондарь выяснила, что случилось с семьями погибших, кого обвиняют следователи и кого требуют призвать к ответу родственники.

Это фото Миша с Артемом сделали в день смерти, когда ехали на объекты

Для семьи смерть Миши оказалась не последним горем

— [Отец] сказал еще после похорон: «Мне больше жить незачем». Мы ему говорили: «Дед, ну как, у тебя есть мы: внучка, правнучка, еще трое внуков». А он сказал: «У меня забрали всю мою жизнь… Зачем мне жить?» — вспоминает сестра погибшего рабочего Диана.

73-летний мужчина, который похоронил сына после ДТП на мосту Стачки, скончался 27 марта, так и не дождавшись наказания для виновников

Михаил Леонович скончался спустя полтора месяца после гибели единственного сына. Сразу после похорон престарелые мать и отец монтажника заразились COVID-19, и последствия болезни для пожилого мужчины оказались фатальными.

— Первый раз дедушка попал в городскую больницу № 7 с ишемической болезнью сердца. В день выписки, [13 марта], у него брали тесты — все были отрицательные. Он провел день дома, и ему стало очень плохо. Мы отвезли его в больницу № 4, где ему сделали КТ, и выяснилось, что уже тогда было поражение 40% легких, — вспоминает Диана. — Получается, выписали уже с коронавирусом.

Из «четверки» пожилого мужчину перевели в ЦГБ, его состояние всё ухудшалось.

— Мы с Мариной (вдовой погибшего Михаила. — Прим. ред.) дежурили возле реанимации каждый день. Надеялись, что дедушке полегчает. Бабушку тоже госпитализировали с 30% поражением легких. Позже ее выписали, но здоровье, конечно, очень ослабло, постарела лет на 10. Она каждый божий день плакала и молилась за дедушку и за Мишу. Выкарабкалась, а отец — нет, — говорит Диана.

Из больницы пожилого отца погибшего Михаила выписали с отрицательными тестами на коронавирус

Близкие Михаила уверены, что отец прожил бы еще минимум 10 лет, несмотря на возрастные проблемы. Мужчину подкосила смерть сына, он перестал бороться:

— Миша был последним ребенком, очень желанным и очень любимым. Дедушка у нас был военнообязанный, и он воспитывал сына справедливым. Он говорил: «Миша, ты мужчина. Ты слово дал и обязан его держать до конца». Миша таким и был, вокруг него всегда были люди, он всем помогал, кто в нем нуждался. Дедушка не смог пережить его смерть и пошел за ним.

Преступление без наказания. Как идет ход следствия?

По словам сестры погибшего Михаила, уже три месяца следствие не может указать на виновника трагической аварии. Как сообщила корреспонденту 161.RU старший помощник руководителя следственного управления СК по Ростовской области Галина Гагалаева, пока есть вопросы, на которые нет ответов. Идет следствие.

— В настоящее время дело возбуждено по факту. Назначены экспертизы. Мы ждем и надеемся, что их результаты дадут ответы на некоторые вопросы, — отметила Гагалаева. — Экспертизы помогут следствию определиться с кругом лиц, подозреваемых в совершении этого преступления. Это предмет расследования. Назначена автотехническая экспертиза. Момент ДТП должны исследовать профессионалы — нужно мнение экспертов. Это не может быстро решиться.

Согласно материалам уголовного дела, которые редакции предоставил источник в органах, за рулем КАМАЗа был 31-летний Ахмед Газибагандов, уроженец Дагестана. 18 февраля, двигаясь по проспекту Стачки — от площади 5-го Донского корпуса к Западному в средней полосе, — врезался в автовышку на базе автомобиля ГАЗ-3307, припаркованную на крайней правой полосе. За пультом автовышки находился 27-летний Владислав Бондарев — уроженец Ростовской области. В результате ДТП погибли двое монтажников — Михаил Миесеров и Артем Клименко.

В семье Артема на тот момент была беременная жена Анна и семилетний ребенок. После смерти мужа женщина родила сына. Сейчас она не хочет говорить о произошедшем и ждет результатов следствия.

Артем так и не увидел новорожденного сына

— Работодатель Артема помог с похоронами и в дальнейшем обещал помочь с кредитами. Я верю, что поможет нам. Не имею к нему претензий, — говорит она.

Ход следствия кажется странным второй семье — родственникам погибшего Михаила.

По словам его сестры, Газибагандов и Бондарев проходят в деле как свидетели, а наименования фирмы «РостАрт Медиа», на которую фактически работали монтажники, или имени ее руководителя Дениса Кирилова в постановлении нет.

— Я не вижу, чтобы следствие было заинтересовано в установлении рабочих отношений между Мишей, Артемом и Кириловым, чтобы в дальнейшем Кирилова наказать за отсутствие средств техники безопасности и незаконную установку рекламы, — сетует Диана. — Нам сказали, что покажет экспертиза транспортных средств, тот и будет виноватым. Больше всего удивляет, что никакой ответственности не несет работодатель, который вообще отправил их на установку незаконной рекламы. Конечно, парни халатно к этому отнеслись, но, мне кажется, они слишком дорого за это заплатили.

Согласно утвержденной схеме размещения наружной рекламы в Ростове, ближайшие законные конструкции стоят почти в 50 метрах от места трагедии. Городские власти утверждают, что еще в 2014–2015 году выдали предписание на демонтаж креплений на мосту Стачки. В управлении наружной рекламы подтвердили, что 18 февраля монтажники работали там незаконно.

Родственники Михаила все три месяца обивают пороги кабинетов следователей. Поначалу, утверждает сестра погибшего, в СК даже отказывались признать потерпевшей Марину, с которой Михаил прожил 10 лет в гражданском браке.

Только после того как адвокат указал, почему сотрудники правоохранительных органов обязаны это сделать, Марину признали потерпевшей. Но перед этим сотрудник СК якобы сообщила семье, что раздавать комментарии прессе и муссировать тему не стоит, показав распечатку несуществующей публикации, которая якобы порочит работу следователей.

Несуществующая публикация похожа просто на набранный текст

— Это очень интересная бумага. Когда мы с Мариной к ней снова пришли, то следователь сказала, что вышел репортаж, где мы якобы даем комментарии. И говорит, что это написал 161.RU. Распечатала эту бумажку и дает мне. Я требую показать источник, но никто такую статью не писал — ни вы, ни кто-либо другой. Зачем это было сделано, до сих пор непонятно, — говорит Диана.

«Он виноват в смерти двух человек в моей семье»

Родственники Михаила утверждают, что после гибели сотрудника владелец «РостАрта» обещал выплатить компенсации и всячески поддерживать семьи погибших. Но, по словам Дианы, всё изменилось, когда Кирилов узнал, что брак Михаила Миесерова не был официальным:

— Вы поймите, мы никогда не просили у него никаких денег, он сам сказал, что поможет родителям Миши, он знал, что кредиты остались у Марины с Мишей — они брали, когда пандемия была. <…> Сам назначил Марине встречу и спросил: «О какой сумме идет речь?» Марина говорит: «Я ни разу с таким не сталкивалась, но у меня такая-то сумма кредита, а у родителей — такая». Там был почти миллион. На что он ответил: «У меня миллионы на дороге не валяются. Подумайте о половине этой суммы». Они договорились встретиться в начале марта. В итоге самое неприятное было, когда он сказал: «Я перед вашей семьей ни в чем не виноват. Я влез в долги, чтобы оплатить похороны Миши и Артема». И это звучало так, как будто мы ему должны остались.

Сейчас, как утверждают родственники Михаила, работодатель открещивается от погибших монтажников — мол, если и крепили незаконный баннер без страховки, то не по заданию «РостАрт Медиа».

Миша часто делал селфи

— Работая на Кирилова, Миша ездил на служебной «четверке». Я неоднократно им говорила, что у меня находятся документы, баннеры, путевые листы, по которым Миша и Артем монтировали баннеры, страховка на машину, но следователь оттягивает с 25 февраля выемку документов. Они сказали, что предварительно всё назначено на 12 мая — прошла и эта дата, — рассказала Диана. — Я верю в то, что есть справедливость. Я хочу, чтобы следствие было открытое.

В фирму Михаила устроил друг. Сначала мужчина работал мойщиком остановок, а когда потребовались монтажники, Миесеров решил попробовать.

Монтажники компании во время работы на высоте

Эти фото были обнаружены у погибшего Миши в телефоне

— В этом коллективе, как мы поняли потом, все взаимозаменяемые: если кто-то заболел, то другой идет на его объект. Брат этому нигде не учился, как и многие, кто там работал, и предприятие его тоже не обучало. Он посмотрел, как работает друг, и начал повторять, — вспоминает Диана. — Многие думали, что только погибшие ребята лазили там без страховки, потому что у них нет мозгов. Нет. Есть фотографии, где абсолютно все мальчики там без страховки. Не было ни одного человека, который элементарно бы привязывался веревкой. Единственное, зачем они использовали веревку, — привязывали баннер к себе, когда поднимались на высоту. И всё.

Семья узнала, что Миесеров работал неофициально, только после трагедии.

— На похороны [Кирилов] приехал с венком, — рассказывают родные Михаила. — На венке была надпись: «Михаилу — от друзей и коллег». Потом от своих слов отказался. Да нам ничего и не нужно было от него. Мы никогда ничего у него не просили. Просто обидно, как он себя потом по-хамски повел. Не попросил прощения у родителей Миши.

Венок на кладбище принес работодатель

Один из бывших коллег погибших монтажников рассказал корреспонденту 161.RU, что после трагедии начальник собрал всех и сказал, что «в случае чего Миша и Артем не работали в фирме», и купил работникам страховочные тросы:

— Раньше Денис Юрьевич говорил: «Ребята, покупайте себе форму, если вам надо, и я за это заплачу». Но он ни разу не сказал нам, мол, купите страховку, я за это заплачу.

Рекламные баннеры так и остались в автомобиле

То, что Михаил Миесеров действительно работал в «РостАрт Медиа», подтверждают многочисленные фотографии с работы, в том числе и отчетные с установленными баннерами. Семья погибшего передала редакции все документы, записи разговоров и страховой полис на служебный автомобиль ВАЗ-2104, куда вписан Миесеров.

Михаил был третьим работником, вписанным в страховку

Михаил помогал находить Кирилову работников, когда тот просил привести людей. Об этом он говорит в голосовых сообщениях с работодателем.

Виртуальные карты «Роснефти» для заправки служебных автомобилей, которыми пользовался Миесеров, оформлены на отца Дениса Кирилова — бизнесмена Юрия Кирилова. Кроме того, после трагедии в машине остались путевые листы, на которых указаны адреса размещения рекламы, в том числе и ставший для монтажников последним.

— Миша рассказывал, что в путевых листах они как раз обозначали все объекты — и остановки, и высотные объекты. Высотные проходили как остановки тоже. Для себя они помечали маркером, где высота. И в день трагедии на последнем путевом листе, самом коротеньком, где зеленым выделен последний объект, — направление от 5-го Донского корпуса в сторону Западного. Это и есть эти баннеры, которые мальчики вешали, — говорит Диана. — Там еще сверху «Миша» написано, что означает, кто отработал объект. Они его выделили и уже были уверены, что сейчас закончат и поедут домой. Даже в последнем голосовом Миша говорит: «Мы сегодня будем зажигать свечи этого города». Свечи были нарисованы на баннерах.

Этот путевой лист был последним в работе в день смерти

Не так давно по просьбе Кирилова семье Михаила передали, что работодатель согласен на компенсацию в 500 тысяч рублей, если родственники пойдут на примирение. Адвокат Кирилова заявил, что не понимает, почему семья требует от работодателя извинения и признания вины.

— Денис Юрьевич сказал, что этого никогда не произойдет. Он сказал: «Донесите это до семьи Миши. Либо деньги получат они, либо они пойдут в другое русло», — утверждает один из сотрудников фирмы.

На кого работали погибшие ребята

39-летний Денис Кирилов — учредитель и гендиректор компании «РостАрт Медиа», которая существует на рынке уже 7 лет.

Основным видом деятельности компании Кирилова является деятельность рекламных агентств

За время работы «РостАрт Медиа» выиграла 36 из 65 госзакупок, в основном у муниципального предприятия АГП «Благоустройство и ЖКХ». Оранжевые остановки с рекламой на ростовских улицах — результат выполнения одного из госконтрактов. Только в 2020 году выручка компании Кирилова составила 56,7 миллиона рублей, чистая прибыль — 4,1 миллиона.

Компания периодически судится с поставщиками, заказчиками и властями. Так, около двух лет назад Управление наружной рекламы Ростова взыскало с «РостАрт Медиа» деньги за демонтаж незаконных конструкций.

161.RU предложил Денису Кирилову представить свою позицию по ДТП, произошедшему 18 февраля. Бизнесмен предпочел отказаться от интервью, мотивируя свое решение тайной следствия.

Водитель автовышки: «Я предлагал им поясные ремни, но они отказались»

Бондарев работал на вышке полтора года

Владислав Бондарев сидел за пультом автовышки в момент ДТП. В комментарии 161.RU заявил, что работал по «разовому найму». День рождения Бондарева чудовищным образом почти совпал с датой трагической аварии: всё случилось вечером 18 февраля, а 19 февраля Владислав отметил 27-летие.

— После увольнения [из российской армии, в составе которой воевал в Сирии], я решил немного поработать на вышке, — рассказывает Бондарев. — Планировал, что это будет непостоянная работа. Прошел обучение на пульте и инструктаж по технике безопасности — всё как положено. Проработал полтора года. На этот объект меня пригласил Миша и сказал, что компании нужна автовышка. Он просто выбрал меня из тысячи объявлений на «Авито».

По словам Владислава, ремни безопасности всегда лежат в автомобиле, но мало кто соглашается их надевать. И в тот роковой день, как он утверждает, тоже предложил ребятам ремни. Реклама на мосту Стачки была последним объектом того дня.

— Я предлагал им поясные ремни, которые крепятся к люльке. [Ремни] до сих пор там в опечатанной вышке лежат. Но они отказались. В основном все отказываются, кроме тех, кто пилит деревья, они пристегиваются всегда. Все остальные говорят, что им неудобно. Да, надо было не соглашаться их поднимать, но что сделано, уже не вернешь, к сожалению. Я буду об этом жалеть всю свою оставшуюся жизнь. Но вот говорят, что двоих не имел я права поднимать, — это неверная информация. Подъемность люльки — четыре человека.

По словам Владислава, конусы расставляли быстро. С учетом того, что это был уже последний объект в этот день, работали следующим образом: Владислав отъезжал, а ребята за ним расставляли конусы. Михаил перегонял «четверку» вперед автовышки, а Артем расставлял конусы. В этот день всю рекламу уже поменяли, оставался только этот объект — на 20 минут работы.

Вспоминая момент ДТП, Владислав говорит, что всё произошло в одну секунду. Он сидел за пультом. Потом удар, и взглядом мужчина увидел, как ребята полетели из люльки.

Монтажники вылетели из люльки после ДТП с КАМАЗом

— Первая мысль — хоть бы они упали на дорогу. Я посмотрел на дорогу — их там не было. Всё произошло в доли секунд. Подошел к краю моста, увидел ребят внизу, сразу вызвал скорую, потом ГАИ, — рассказала Бондарев. — В это время водитель КАМАЗа побежал к ним вниз, потом поднялся. Что-то там кричал внизу, когда поднялся, взялся за голову и только сказал фразу: «Всё. Мне хана!» В общем, мы и не общались. Приехала полиция, скорая, МЧС не могли сразу подъехать к путям. Я смотрел вниз и увидел, что в первые минуты после падения Артем, видимо, в состоянии болевого шока пытался встать. Стоял несколько минут, потом упал. После увиденного я надеялся, что выживет. Мишино тело, к сожалению, лежало бездыханным.

Бондарев пояснил, что с Кириловым лично не знаком — обо всем договаривался с Миесеровым, который сказал, что директор с водителем рассчитается после выполнения работы.

— Естественно, ни за какой оплатой я уже не обращался — такая трагедия произошла, не до этого всего уже было. Сотрудники МЧС забрали на носилках Артема, а Михаил пролежал долго. Нельзя было его ни трогать, ни подходить — ждали следователя. Я как свидетель уже дал показания в следкоме, — вспоминает Бондарев. — Сначала я хотел выразить соболезнования близким, но потом знаете, мысли какие? Это фактор человеческий. Какие мои соболезнования им помогут? Нужны ли они им от меня? Ничего не вернуть уже. Да и контактов я не знал.

Роковая случайность или нет, но Бондарев вспомнил, что в тот день, когда он должен был ехать на этот заказ, на улице был сильный мороз. Желания ехать особого не было, и автовышка не заводилась долго и упорно.

— Я часто прокручивал этот день в голове. Утро тогда точно не задалось. Вышка не заводилась, аккумулятор не поддавался. Я взял телефон, хотел позвонить Михаилу и отказаться от заказа. Потом снова попытался завести через какое-то время. Но на последнем издыхании она завелась. Телефон отложил и поехал, — вспомнил водитель автовышки. — Я никого не сужу, считаю, что это ужасное стечение обстоятельств. Суд определит виновных. Мне очень жаль погибших ребят.

«Мальчишки, не умирайте, держитесь»

Камазист Газибагандов одним из первых спустился на железнодорожное полотно под мостом. Он кричал: «Мальчишки, не умирайте, держитесь…». А после, осознав, что произошло, еще несколько часов причитал в ожидании сотрудников спецслужб.

— Водитель КАМАЗа ехал из Воронежа в Ростов без прав и страховки, — утверждает источник 161.RU в правоохранительных органах. — Как оказалось, на Газибагандова составлено несколько административных протоколов о нарушении ПДД. География нарушений довольно обширная: Кизляр в апреле 2020 года, Алексеевка в июле 2020-го, в Шпаковском районе Ставропольского края — ноябрь 2019 года, Акушинский район, Дагестан — март и январь 2020 года, Семикаракорский район — февраль 2018 года, Пензенская область — январь 2021 года.

По словам собеседника редакции, в декабре 2017 года Семикаракорский районный суд признал Ахмеда Газибагандова виновным в нарушении ПДД, повлекшем причинение тяжкого вреда здоровью. Мужчине дали полтора года ограничения свободы и обязали заплатить пострадавшему 300 тысяч рублей.

Несмотря на лишение прав и отсутствие страховки, 18 февраля Газибагандов всё же оказался на мосту Стачки, где врезался в автовышку. Кроме того, как сообщил источник редакции, его КАМАЗ был технически неисправен.

За три месяца нашелся алкоголь

В процессе подготовки материала автору стало известно, что следователи дождались результатов судебной автотехнической экспертизы и экспертизы на медицинское освидетельствование водителей. Как сообщил 161.RU источник в силовых органах, в крови Газибагандова нашли алкоголь.

— Согласно медэкспертизе, которая была сделана 18 февраля, у Ахмеда Газибагандова установлено алкогольное опьянение. Он обвиняется в преступлении по ст. 264 УК РФ «Нарушение ПДД, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека», — пояснил источник.

Экспертиза на медосвидетельствование была сделана в день ДТП

Согласно комплексной фото- и автотехнической судебной экспертизе, Газибагандов также привлечен к административной ответственности по ч. 2 ст. 12.5 КоАП РФ за техническую неисправность большегруза.

Из материалов уголовного дела следует, что водитель автовышки «припарковал автомобиль на проезжей части крайней правой полосы. Примерно за три метра от задней части автовышки были расставлены дорожные фишки». Кроме того, на автовышке был установлен дорожный знак 1.25 — «Дорожные работы». Слева от автовышки тоже были расположены конусы на расстоянии одного метра, которые предупреждают водителей о дорожных работах.

— По автотехнической экспертизе видно, что стрела, как и другие конструктивные предметы, действительно не просматривается ввиду впереди едущего транспорта, и есть момент, когда яркий дневной свет справа засвечивает глаза водителю, — сообщил источник. — Автовышка полностью просматривается уже после момента ДТП.

Следствие продолжается…

Источник статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»