Недвижимость

Мраморная память


Память самого молодого начальника в истории СКЖД сегодня увековечили в Ростове-на-Дону. Мемориальная доска Алексею Нецветаю установлена на месте его расстрела. По сути, в Ростове мемориальные доски…

Мраморная память

» src=

Память самого молодого начальника в истории СКЖД сегодня увековечили в Ростове-на-Дону. Мемориальная доска Алексею Нецветаю установлена на месте его расстрела. По сути, в Ростове мемориальные доски и памятники нужно ставить практически на каждом втором доме: неотмеченных мест, связанных с войной, в городе еще очень много.

Карьера инженера Алексея Нецветая складывалась более чем успешно. Студент, аспирант вуза и затем – начальник политотдела магистрали. За три года до войны 30-летний Нецветай становится начальником Азово-Черноморской железной дороги имени Ворошилова (так тогда называлась северо-восточная часть СКЖД). Самым молодым в истории дороги.

Утро 20 ноября 1941 года обещало напряженный день. Начальник выехал на вокзал: шла эвакуация людей, нужно было побыстрее отправлять эшелоны. Однако на подступах к вокзалу машину начальника остановили фашистские провокаторы в форме красноармейцев. Орден Красного Знамени, который Нецветай получил за отличную работу, и решил судьбу начальника. Фашисты, увидев награду, расстреляли его. Мемориальную доску установили на доме по Большой Садовой, 8, у которого произошла трагедия.

«Сегодня мы еще раз отдаем дань мужеству и самоотверженности наших коллег, вынесших на своих плечах все тяготы войны», – отметил начальник СКЖД Владимир Голоскоков.

Героев, имена которых известны всему миру, у города много. А вот памятников им – катастрофически мало. Лишь несколько лет назад, в 2004-м, на мемориале «Змиевская балка» появилась дубовая роща и мемориальная доска в память об ученице Юнга, создавшей фундамент для изучения влечения к смерти Сабине Шпильрейн. Ее с двумя дочерьми расстреляли в 1942 году, в числе нескольких тысяч евреев-ростовчан. По иронии судьбы, Шпильрейн отказазась бежать из Ростова, посчитав данные об уничтожении евреев дезинформацией со стороны советских властей.

В 2007 году получил первый памятник на родине и ростовчанин Александр Печерский. Всему миру он известен как организатор восстания в Собиборе в октябре 1943 года. О побеге из Собибора писали книги, в конце 80-х об этом даже сняли голливудский блокбастер. Исполнитель роли Печерского Рутгер Хауэр получил «Золотой глобус», прототип – не получил ничего.

«Неприкаянным» остается и еще один легендарный солдат – Алексей Берест, поднявший над Рейхстагом знамя Победы. Первой оценила подвиг родина героя – в 2005 году ему присвоили звание Героя Украины посмертно. В Ростове, где Берест жил после войны и где трагически погиб в 1970-м, установлена пока лишь мемориальная доска. Но буквально на днях в Ростове объявлен сбор средств на строительство памятника. Уже присмотрели место: недалеко от станции «Сельмаш», где Алексей Берест получил смертельные ранения: вытащил буквально из-под колес поезда девочку, но не успел уйти в сторону сам.

«Памятник Бересту есть в Берлине. Мы хотим, чтобы в Ростове был хотя бы скромный памятник. Уверена, что народ внесет свою лепту и мы соберем часть средств, несмотря на экономический кризис», – заверяет руководитель клуба «Память» библиотеки имени Листопадова Зоя Лещева.

Эксперты объясняют: основные причины остутствия тех или иных памятников – это волокита с документами либо же отсутствие денежных средств. Мемориальная плита – это не только мрамор или гранит, но и работа скульптора. Полноценная скульптура – вообще отдельная история.

«Решение об установке мемориальных досок и памятников принимает комиссия по наименованиям, и это довольно просто в части досок. Но основная проблема – это собрать средства. В Ростове основные скульптурные формы, которые открываются в последнее время, устанавливаются частными компаниями. Тот же «горожанин», в создание которого вложился «Титул», или «девушка у колонки» Водоканала», – поясняет в одной из бесед с корреспондентом 161.ru председатель регионального отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК) Александр Кожин.

Но даже если есть деньги, предстоит решать много «бумажных» вопросов.

«Создать сам памятник – это где-то 60% от всей работы. 40% – это получение разрешительных документов, выяснение всех земельных и сопутствующих вопросов», – резюмирует заместитель генерального директора ФГУ «Радиочастотный центр ЮФО» Анатолий Волокитин. Буквально накануне организация поставила памятник «покровителю» – изобретателю радио Александру Попову. Из-за сложностей с документами открытие бюста сдвинулось на несколько месяцев.

Источник статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»