Всё о коронавирусе

Невосполнимые потери. Истории врачей, погибших во время пандемии COVID-19 в Ростовской области


Жертвами коронавируса стали не менее 20 медработников

Невосполнимые потери. Истории врачей, погибших во время пандемии COVID-19 в Ростовской области

Вирус не щадит ни рядовых медработников, ни главврачей

Восемь месяцев подряд врачи Ростовской области борются с пандемией COVID-19 в условиях дефицита бригад скорой помощи и переполненных больниц. Однако врачи сами нередко становятся жертвами инфекции. 161.RU рассказывает истории врачей, которые погибли от коронавируса или осложнений при болезни. В списке мы собрали имена как тех врачей, которые заболели при исполнении своих обязанностей, так и тех, кто заразился вне работы. По нашему мнению, смерть каждого врача в нынешних условиях — это невосполнимая потеря для медицины Ростовской области.

Мы использовали данные проекта «Список памяти», который ведет учет потерь среди медработников, официальные данные региональных властей, рассказы коллег погибших и информацию из региональных СМИ.

Николай Бардахчиян — старший врач подстанции № 4 скорой помощи Ростова. Бардахчиян лежал в госпитале на базе больницы № 20, был в очень тяжелом состоянии. Николай погиб в день отключения медицинского кислорода в госпитале. По информации источников 161.RU, он — один из пяти пациентов, чью гибель расследует Следственный комитет.

Коллеги из БСМП тепло вспоминают Бардахчияна, говорят о нем как о «прекрасном руководителе, чутком и отзывчивом человеке». Врач в совершенстве знал особенности работы скорой при чрезвычайных ситуациях.

Игорь Бец

Игорь Бец — врач скорой медицинской помощи, подстанция № 2. Он скончался в моногоспитале ЦГБ, где лечат зараженных коронавирусом. Бец пришел работать на скорую в 1980 году — в 19 лет. Затем окончил РостГМУ и получил специальность. Коллеги отмечают, что Бец всегда был открытым человеком, на которого можно положиться.

Олег Рыжков

Олег Рыжков — врач-ортопед ГБСМП Ростова. В травматологии больницы скорой помощи проработал 33 года, участвовал в ликвидации последствий на Чернобыльской АЭС, спасал детей после трагедии на Кагальницком железнодорожном переезде. Был преподавателем РостГМУ. По словам источника редакции, Рыжков болел коронавирусом.

— Справедливый, чуткий к пациентам, надежный товарищ, мудрый наставник для молодых специалистов, пользовавшийся заслуженным уважением в коллективе, — вспоминают коллеги Рыжкова.

Вячеслав Сергиенко

Вячеслав Сергиенко — анестезиолог-реаниматолог БСМП Шахт. Врач работал в госпитале, где лечат пациентов с коронавирусом. И, по словам знакомых, он болел COVID-19. О смерти коллеги рассказал главврач БСМП Виталий Фомин.

— Вячеслав Борисович был замечательным человеком и чутким доктором. Ему были присущи преданность медицине, высокий профессионализм, человечность и позитивный взгляд на жизнь, — отметил Фомин.

Юрий Дронов

Юрий Дронов — главный врач ГБ № 20 Ростова, депутат Законодательного собрания. Он оказался в реанимации своей больницы с тяжелой формой коронавируса. Позднее врача перевели в областную больницу № 2, где он умер.

— Мы навсегда запомним его неутомимым тружеником, в любой момент готовым прийти на помощь тем, кто в ней нуждался, — писали о нём коллеги из Законодательного собрания.

Игорь Дударев

Игорь Дударев — главный внештатный реаниматолог-анестезиолог Ростовской области, заместитель главврача ЦГБ Ростова. С начала пандемии работал в «красной» зоне. По данным агентства «Интерфакс», на фоне коронавирусной инфекции у врача возникли осложнения на сердце.

— Бывают в жизни ситуации, когда сложно подобрать слова, и еще тяжелее сказать слово «был». Вчера ушел от нас Игорь Валентинович Дударев. Многие годы совместной работы связывают нас. В сложные времена он приходил на помощь не только людям, как врач, но и огромным коллективам, как организатор здравоохранения, — писала Татьяна Быковская, тогда занимавшая пост министра здравоохранения.

Иван Широков

Иван Широков — анестезиолог-реаниматолог клинической больницы РЖД в Батайске. Несколько лет проработал в ростовской БСМП № 2. По данным источника редакции, смерть Широкова была вызвана коронавирусом.

— Более 30 лет Широков занимался тем, что не давал своим пациентам провалиться в пропасть, возвращал их к близким, домой, — написали его коллеги в инстаграм-аккаунте больницы РЖД.

Андрей Бондаренко — врач-уролог из ЦГБ Азова. О гибели доктора пресс-служба больницы сообщила 21 октября. Ранее, 19 октября, в своем видеообращении главврач ЦГБ Вадим Бридковский заявил о смерти одного из врачей, работавшего с больными коронавирусом. Общий медицинский стаж Бондаренко — 39 лет.

Анна Сибирская

Анна Сибирская — анестезиолог-реаниматолог Ростовской областной клинической больницы № 2, стаж — 34 года. Умерла из-за осложнений COVID-19.

— Она обладала хорошим чувством юмора, эрудицией, постоянно совершенствовалась в своих профессиональных знаниях. А главное — была врачом от Бога, — написал ее коллега Георгий Багдыков.

Любовь Макас

Любовь Макас — ортопед из БСМП Новочеркасска. Врач заразилась коронавирусом, и ее перевели в городской ковидный госпиталь. Макас умерла из-за осложнений при COVID-19, которые вызвали инсульт.

Светлана Елисеева — участковый терапевт поликлиники МВД Ростова. О смерти врача сообщала газета «Наше время». Тест на COVID-19 дал отрицательный результат, родственникам давали разрозненную информацию о состоянии Елисеевой. Она заболела в начале марта. Сначала родителям врача говорили о двухстороннем воспалении легких у девушки, потом — о плохом состоянии сердца, затем — об осложнениях гриппа H1N1.

Алексей Шейко

Алексей Шейко — дерматовенеролог, врач 1602-го военного клинического госпиталя. Он был полковником в отставке. Руководил кожно-венерологическим отделением госпиталя. Заслуженный врач Российской Федерации. Участник боевых действий в Афганистане и Чечне.

Татьяна Снурницина — палатная медсестра инфекционного отделения ЦРБ Донецка. Коллеги вспоминают Снурницину как прекрасного специалиста и замечательного человека.

Чжан Цзюньфэн

Чжан Цзюньфэн — массажист, инструктор адаптивной физкультуры, первая официальная жертва коронавируса в Ростовской области. Переехал из Китая в Москву, когда на его родине только начал бушевать коронавирус. Позже перебрался в Ростов.

— Он лежал с пневмонией в Ростове. Его проверяли на коронавирус, но первые тесты дали отрицательный результат, а потом, за несколько дней до смерти, тест оказался положительным, и его отправили в ЦГБ, — рассказывали о нём родители пациентов.

Адхамжон Эгамбердиев

Адхамжон Эгамбердиев — уролог в госпитале ветеранов войн Ростова. Работал врачом 15 лет. После Ташкентской медицинской академии переехал в Ростов, где сначала работал в поликлинике № 42.

— Сегодня не стало нашего друга, коллеги, соратника Адхамджона Анварбердиевича Эгамбердиева. От нас ушел прекрасный и внимательный врач, надежный товарищ и хороший семьянин. Мы всегда будем помнить о нем. Нам очень не хватает тебя, Адхан, — написал о смерти Эгамбердиева уролог Андрей Волков.

Игорь Антонец — травматолог-ортопед. Работал в госпитале ветеранов войн Ростова.

Изабелла Галстян — медсестра хирургического отделения, Константиновская ЦРБ.

Наталья Васильченко — педиатр, заведующая Весёловской участковой больницей в Неклиновском районе. По словам ее коллег, она до последнего выходила на работу, даже с температурой.

Людмила Жохова — участковый терапевт поликлиники, ЦРБ Морозовского района.

Илья Тен и Галина Попова — онкологи из Сальской ЦРБ. В социальных сетях сообщали, что эти врачи умерли от коронавируса. Власти подтвердили только одну смерть от коронавируса.

Дополнение от 17.12.20

Галина Криворучко — гинеколог, главврач гинекологической больницы. О ее смерти писал «DonDay-Новочеркасск». Галине было 75 лет. Болезнь дала серьезные осложнения на легкие, ее пришлось госпитализировать в БСМП. Перевод в ковидный госпиталь Ростова не помог. Специализированной больницей она руководила 28 лет, ее стаж — 51 год.

Владимир Нестеров — кардиолог-аритмолог Ростовской областной клинической больницы, умер в возрасте 53 лет в ковидном моногоспитале Ростова.

— С Владимиром Куприяновичем я всегда был спокоен, передавая ему пациентов для дальнейшего лечения и наблюдения. Буквально: отдавал — и забывал. До тысячи больных проходило через него ежегодно — огромного, дружелюбного, вдумчивого доктора. Мы восхищались его любознательностью и неуемной энергией яхтсмена, охотника, путешественника, — вспоминает коллегу заведующий отделением хирургического лечения Алексей Корниенко.

Вера Рарий — гинеколог родильного дома в Таганроге, умерла в 76 лет. Как пишет ее родственница Светлана Рарий на своей странице в Facebook, Вера вышла из отпуска и заразилась на рабочем месте.

— Это удивительной души человек! И великий Доктор! Сколько спасенных жизней, сколько тепла и любви она дарила людям! — пишет Светлана.

Ольга Горбанева — заместитель главврача по медицинской части в Лечебно-реабилитационном центре № 1 в Ростове. Ей был 61 год, стаж — 32 года.

— Несмотря на яркие деловые качества, Ольга Петровна была обаятельной женщиной, прекрасной матерью, воспитавшей сына и дочь, любящей женой, — написали ее коллеги в соцсетях.

Валерий Ткачук — врач-анестезиолог БСМП Таганрога, умер в возрасте 74 лет. О его смерти писал «Блокнот-Таганрог». Трудовой стаж — 47 лет, несмотря на пандемию продолжал работу.

Данные по Списку памяти:

Светлана Журкина — медсестра БСМП № 2 Ростова-на-Дону, умерла в возрасте 51 года.

Наталья Карханина — терапевт ЦГБ Донецка, Ростовская область. Возраст — 62 года.

Ольга Ткаченко — младшая сестра по уходу за больными, 44 года. Работала в ЦРБ Неклиновского района.

Ирина Гончарова — заведующая туберкулезной больницей в Морозовске, врач высшей категории, 61 год.

— Она старалась всем помочь — могла за свои деньги лекарства купить больным, помочь с отправкой в Ростов на лечение. Помнила рентгеновские снимки всех больных — могла по сниму рассмотреть на ранних стадиях и туберкулез, и пневмонию и рак. Очень умная и мудрая женщина, — вспоминает свою мать Наталья Гончарова.

Редакция 161.RU выражает соболезнования близким и родственникам врачей, погибших из-за последствий пандемии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»